Мосул последние новости сегодня. Подробные данные на 13.10.2017 г.



— Мы помним, как наши предки страдали здесь за свою веру сто лет назад, — говорит житель Алькаша Ренан. Он не упоминает конкретно курдов, но тем, кто знает исторический контекст, понятно, о ком речь. Незнакомому иностранному журналисту жители халдейского городка не говорят прямо, что они против референдума. Но и не проявляют такого воодушевления, как курды.

Более откровенны езиды, живущие за границей. Например, проживающий в России езид Рустам Рзгоян, редактирующий одно из русскоязычных изданий этого меньшинства, говорит, что его единоверцы в Иракском Курдистане просто запуганы. «В августе 2014-го геноцид езидов на севере Ирака произошел по вине пешмарга ДПК. Они уверяли, что никогда не бросят езидов, будут надежно обеспечивать их безопасность. Однако в начале августа пешмарга тихо и незаметно покинула Шангал (район компактного проживания езидов на севере Ирака. — «РР»), и туда зашли боевики ИГ. Они убили тысячи езидов, тысячи попали в рабство к исламистам, сотни тысяч стали беженцами. Езиды загнанны и забиты, разрозненны, нет сильных лидеров. Они не поддерживают референдум в Ираке, потому что курды к ним относятся еще хуже, чем арабы. Но не заявляют об этом открыто, боясь гонений», — уверен Рзгоян.





«Это наш шанс, — говорит Нарчиван, 23-летний житель провинции Дахук. — Мы должны получить независимость. Жить с арабами невыносимо. Они нас предали». Нарчиван не один такой: среди иракских курдов преобладает мнение, что референдум их — прежде всего против сосуществования в одном государстве с арабами. Создание собственного национального государства на втором месте. Конечно, в официальных заявлениях первых лиц Иракского Курдистана этого не услышишь. Чаще они говорят об «исторической несправедливости в отношении курдов», о «противоречиях с федеральным правительством» и «праве на самоопределение в соответствии с конституцией».






Главные новости Мосул. Последние подробности.

Были некоторые повстанцы, выступавшие против Асада (кроме тех, что цеплялись за исламистские причины) и больше всего – курды. То, что США их поддержали, конечно, стало главной причиной, почему Турция превратилась из союзника в "помеху". Но, по крайней мере, кто-то действительно хотел, чтобы США ввязались в конфликт по причинам, меньше всего связанным с ИГ, и больше – с курдской мечтой о суверенном государстве. Теперь иракские курды проголосовали за независимость, оправдав все опасения премьера Ирака в отношении американской операции против ИГ.

Неудовлетворительное взаимодействие с Россией и борьба Картера против сделки госдепартамента Джона Керри с Путиным, которая предполагала координирование военных действий, а не урегулирование конфликта, описывается в главе о "помехах и пассивных наблюдателях". Кроме Ирана и России, есть еще Турция, которая, если верить бывшему министру, "создала больше всего осложнений во время кампании", и страны Персидского залива, которые, по словам Картера, "были активны в лоббировании, но так и не предприняли конкретных действий на поле боя".





Правопорядок в городке охраняют одновременно и курдская пешмарга, и федеральная полиция. Столкновений между ними не происходит. И там, и там работают исключительно местные уроженцы. Из-за слабости федерального правительства администрацию в городе навязывает Эрбиль (столица Иракского Курдистана). Навязывает в буквальном смысле: в июле этого года, после назначения даты референдума, по решению правительства Иракского Курдистана был снят со своего поста мэр, которого ранее выбрали местные жители. На его место была назначена активистка из Демократической партии Курдистана (ДПК), правящей в автономии. Местные жители несколько раз собирали митинги против этого назначения. Но федеральное правительство никакой реальной помощи алькашцам не оказало; чтобы дальше отстаивать свои права, жителям надо было переходить к более радикальным действиям — однако это могло бы привести к кровопролитиям. Сегодня административная власть в Алькаше принадлежит ДПК.

— Вообще-то наш город является спорной территорией, — рассуждает Ильхаб, пока мы ходим по пещерам, которые вырубали в горе монахи монастыря Раббан Хормизд. — Алькаш находится на самой восточной окраине Ниневийской равнины. Ниневийская равнина — христианская территория. До свержения Саддама тут жили в основном ассирийцы — католики и православные. Потом, во времена нестабильности, многие уехали. Курдские районы от нас отделены горами.


Мосул лента новостей. Новые подробности.

«При Саддаме (Хусейне, правителе Ирака до 2003 года. — «РР») арабы нас притесняли. В Халабдже в 1988 году нас бомбили даже химическим оружием. Когда появился ДАИШ (арабская аббревиатура ИГ. — «РР»), арабы-сунниты его поддержали. ДАИШ убивал курдов, убивал езидов. Кого арабы не убили, тех выгнали из собственных домов в Мосуле и его окрестностях. До 2014 года жителями восточной части Мосула, например, в большинстве были курды. После всего этого жить дальше с арабами невозможно», — таков вкратце перечень претензий курдов к арабам в изложении местного жителя Эрбиля Лукмана Менмуста. Ему 27 лет, он женат, воспитывает двухлетнюю дочь. В день референдума Лукман прислал мне фотографию: он с семьей на участке для голосования — у всех троих курдские флажки.

После начала российской операции в сентябре 2015-го Картер вспоминает о постоянных попытках Москвы навязать свою модель сотрудничества с американцами. "Россия стремилась связать США и антиигиловскую кампанию с тем, что она сама делала в Сирии, постоянно рассказывая миру о своем желании сотрудничать с нами, прося делиться разведданными", – пишет Картер. Он отказал по трем причинам. Во-первых, координирование работы с Россией, тесно сотрудничающей с Ираном и Сирией, могло ослабить намерение иракского премьер-министра Абади работать с американцами. Во-вторых, это могло бы связать США с "бесчеловечной" российской кампанией. И наконец – и я полагаю, это самое важное для администрации Обамы – "было бы наивно дать России незаслуженное лидерство на Ближнем Востоке".





Пожилой езид Сами живет не в самом Шейхане, а в близлежащей деревне. Он тоже дежурно сообщает, что необходимо голосовать за независимость. Но ему, видимо, очень хочется выговориться. Поэтому он продолжает:

Многие в России знают о геноциде армян в Османской империи в период Первой мировой. Однако геноциду подверглись и другие христианские народы, проживавшие на территории империи. Среди них — ассирийцы. Вместе с турецкими солдатами самое активное участие в убийствах и гонениях на ассирийцев принимали курды-сунниты. Количество убитых оценивается до 500 тысяч человек.

«Цунами флагов» разбилось о христианский городок Алькаш. Лишь слегка «окропило» его: там флаги Иракского Курдистана присутствовали только над частью, где дислоцированы бойцы курдского военного формирования пешмарга, и зданием местной администрации. Алькаш походит на суровый неприступный остров в море приближавшегося референдума о независимости. Местные жители не устраивали митингов и демонстраций против референдума, но и не выказывали никакой поддержки ему.

Этнорелигиозные меньшинства не составляют весомой доли среди населения Иракского Курдистана. Кроме ассирийцев, в автономии живут арабы, туркмены, курдоговорящие шабаки, какаи и езиды. Сколько всего сейчас жителей в автономии, доподлинно неизвестно. Во-первых, в составе автономии в 2014-м и в ходе операции по освобождению Мосула осенью 2016-го оказался ряд районов, которые относятся к другим регионам Ирака. Во-вторых, количественно и этнически состав населения претерпел изменения за счет беженцев из арабских областей — курдов, христиан, представителей других меньшинств, чьи города и села попали под контроль ИГ в 2014 году. Официально правительство автономии оценивает численность своего населения в 5,2 миллиона граждан. Подавляющее большинство — курды, исповедующие суннизм. Они-то больше всего и ратуют за «отделение от арабов». Ассирийцы насчитывают порядка 200 тысяч человек. Не менее 250 тысяч насчитывает община езидов. Курды считают их частью своего народа, хотя сами езиды позиционируют себя в качестве отдельного этноса (говорят они на курдском языке, но их религия не относится к исламу и является самостоятельной). Главная езидская святыня, храмовый комплекс Лалеш, находится в глубине горной местности Иракского Курдистана. Рядом город Шейхан, который до свержения Саддама Хусейна населяли преимущественно езиды. Сегодня они составляют чуть ли не меньшинство (точных оценок нет). Не меньше половины жителей, по их собственным словам, — переселившиеся курды-сунниты. Шейхан, как и большинство населенных пунктов автономии, обильно драпирован национальными флагами и плакатами с призывами участвовать в референдуме и голосовать за независимость.

Население Алькаша состоит исключительно из ассирийцев, принадлежащих к Халдейской католической церкви. Над городком, крепко вмурованным в серый склон горы, расположен монастырь Раббан Хормизд. Сам основатель монастыря — Раббан Хормизд (Ормизд) — является одним из самых почитаемых святых для халдеев. А монастырь, основанный им, — один из старейших на севере Ирака, ему почти 1500 лет. Сегодня он покинут, хотя в былые времена его населяли 1200 монахов.

Тем не менее, множество его ценных сведений вызывают один большой вопрос: почему США вообще были в это втянуты?

Это произошло после того, как США проигнорировали общение Асада с Путиным. Путин же расценил вмешательство США в гражданскую войну, как попытку смены режима в Сирии. Он уже выступал против таких вещей ранее, например, в Ливии (даже поссорился тогда с президентом РФ Дмитрием Медведевым, оставившим западное вмешательство в ливийские проблемы без ответа). Вооружая и тренируя антиасадовские группы, администрация Обамы – и лично Картер, фактически изменили стратегию, втянув в конфликт Россию.

Очевидно, сирийское правительство президента Башара Асада еще меньше радовалось вмешательству США, даже когда американская администрация предложила создать местные отряды для борьбы с ИГ с нуля "путем набора отдельных бойцов, формирования их в подразделения, обеспечения тренировками и снаряжением в Турции и Иордании и возвращения их к борьбе в Сирии". Хотя, как объясняет Картер, идея заключалась в том, чтобы эти бойцы не участвовали в сирийской гражданской войне, Асад хорошо знал, что США о нем думают. Тогда подключился Картер и изменил план, направив поддержку США на существующие военизированные формирования. "Почти все настоящие бойцы уже были частью специальных групп, и все хотели бороться с Асадом, так же, как и с ИГ.






Мосул видео новости. Эксклюзив.