Ксения Соколова российская журналистка свежая информация. Всё, что известно.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Эхо Москвы» обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Эха Москвы» — Выходные данные СМИ «Эхо Москвы» смотри здесь.
119019, Москва, Новый Арбат, 11. Тел.: (495) 695-92-29, Факс: (495) 695-91-02, E-mail: . Политика конфиденциальности. Пользовательское соглашение.

С 2012 года — вице-президент медиа-группы «ЖиВи!» и заместитель руководителя проекта «Сноб»[35]. В проекте «Сноб» продолжила брать интервью у ярких личностей нашей эпохи. В рубрике «Завтраки с Соколовой»[36] вышли интервью c Аллой Пугачевой[37], Александром Мамутом[38], Андреем Звягинцевым[39], Андреем Кончаловским[40], Владимиром Буковским, Алексеем Венедиктовым[41], Авдотьей Смирновой[42], Леонидом Ярмольником[43], Натальей Синдеевой[44], Славой Полуниным[45], Борисом Акуниным[46], Петром Авеном[47], Елизаветой Глинкой[48], Андреем Шароновым[49], Людмилой Улицкой[50], Альфредом Кохом[51], Сергеем Капковым[52] и др. Одной из первых взяла интервью у Михаила Ходорковского в Берлине сразу после его выхода из тюрьмы[53]. Событием стал ее эксклюзивный разговор с Мариной Литвиненко, вдовой подполковника ФСБ Александра Литвиненко, отравленного полонием в 2006 году в Лондоне[54]. Там же вышло нашумевшее интервью с журналистом Антоном Красовским «Я гей, и я такой же человек, как президент Путин», в котором журналист впервые рассказал о причинах, по которым совершил coming out[55]. В 2012 году повторила путешествие по России в рамках спецпроекта «Россия Offline»[56], итогом которого стала серия статей и выставка фотографий Константина Соломатина, прошедшая на нескольких площадках, в том числе в Парке Горького[57].

В российской версии журнала GQ запомнилась[кому?] громкими материалами на горячие темы. Прославилась резонансным расследованием «120 дней Беслана» с места событий, куда отправилась спустя 4 месяца после трагедии[7]. Позже, в 2006 году, в рамках серии репортажей «Один день с VIP-персоной» поехала в Чечню к Рамзану Кадырову, будучи первым журналистом после Анны Политковской, кто посетил заместителя главы республики в его личной резиденции. В результате этого визита получился эксклюзивный портрет главы республики под названием «Герой нашего времени»[8]. Кроме того, в GQ были опубликованы ее получившие широкую известность материалы о жизни в Северной Корее[9], Ираке и Бирме, репортаж из «Учреждения ИК-5», колонии, где содержатся приговоренные к пожизненному заключению, репортаж из Сицилии об аресте последнего главы мафии, репортаж из Нового Орлеана, пережившего последствия урагана «Катрина», из индийского города-крематория Варанаси[10], из города Краснокаменска и т. д. Наряду с репортажами регулярно публиковались интервью с российскими и иностранными политиками, в том числе Михаилом Горбачевым, Сергеем Шойгу, Михаилом Касьяновым, Аркадием Дворковичем и т. д., а также деятелями культуры Микеланджело Антониони, Тонино Гуэрра, Колином Фарреллом[11], Томом Фордом[12] и т. д. Широкую известность приобрел спецпроект, придуманный Ксенией Соколовой и реализованный совместно с Ксенией Собчак «Философия в будуаре», в рамках которого колумнистки журнала брали откровенные скандальные интервью у влиятельных мужчин страны и мира[13]. На их острые и подчас нескромные вопросы отвечали Борис Березовский[14], Эдуард Лимонов[15], Владимир Кехман[16], Арам Габрелянов[17], Михаил Леонтьев[18], Юрий Шевчук[19], Михаил Саакашвили[20], Алексей Навальный[21], Доменико Дольче и Стефано Габбана[22], Евгений Ройзман[23], Борис Немцов[24] и др. В 2010 году вышел сборник этих интервью в книге «Философия в будуаре»[25]. Ксения Собчак так описала совместный проект: «Вот уже пара лет как мы вместе с Ксенией Соколовой ведем в журнале GQ рубрику „Философия в будуаре“. Там мы, две ядовитые на язык стервы, подобно Сцилле и Харибде, интервьюируем различных персон мужского пола с очевидной целью: выставить их в глазах читателей напыщенными, недалекими и закомплексованными импотентами. Своих планов мы ни от кого не скрываем. Любой здравомыслящий человек должен бы держаться от этой рубрики дальше пушечного выстрела… депутаты, бизнесмены средней руки, госслужащие сами просятся к нам на расправу и готовы даже заплатить, лишь бы увидеть свою фотографию и свои отлитые из золота слова на глянцевой странице. Если бы не кристально чистые этические принципы, нам впору бы уже открыть фирму и процветать. Нам — бесчестные деньги, героям — экземпляр журнала с закладочкой, чтобы показывать родственникам»[26]. Вместе с журналистом Антоном Красовским в рамках другого спецпроекта «О, Русь!» в 2008 году проехали всю Россию на автомобиле по маршруту Москва-Владивосток. Итогом путешествия стала серия популярных заметок про жизнь в российской глубинке[27]. Главный редактор российского GQ Николай Усков так описал их сотрудничество: «Когда мы с Ксенией Соколовой пришли в журнал GQ в 2003 году, мы еще смутно представляли тот жанр, который позже — то ли в шутку, то ли всерьез — назовут „революционным гламуром“… кто бы мог подумать, что такие материалы появятся в одном ряду с информацией о бронзатах и бутоньерках. Западные СМИ писали, что глянец в путинской России противоестественным образом стал оазисом свободы»[28]. В 2012 году совместно с Михаилом Прохоровым начала в GQ проект Made in Russia, целью которого было рассказать о наиболее успешных молодых российских предпринимателях, ученых и деятелях культуры, чьи имена известны и признаны не только в России, но и во всем мире[29]. В рамках проекта вышли интервью с Евгением Касперским[30], Николаем Фоменко, предпринимателями, поддерживаемыми корпорацией РОСНАНО и т. д. Позже проект Made in Russia стал частью президентской кампании Михаила Прохорова 2012 года[31], а сама Ксения Соколова — членом его предвыборного штаба[32]. Название «Сделано в России» также носит ежегодная премия, которую уже в течение 3 лет вручает за главные достижения в науке, культуре и бизнесе проекта «Сноб»[33]. В 2014 году в журнале вышло ее эксклюзивное интервью с бывшей женой Владимира Потанина Наталией Потаниной «Иметь такого человека в оппонентах — очень опасно»[34].

За два дня до годовщины гибели Елизаветы Глинки телеканал РЕН-ТВ выпустил материал о том, что «после гибели доктора Лизы новая глава ее фонда подняла себе зарплату в пять раз». В нем без указания на источник информации утверждается, что за последний год в организации произошли изменения — якобы в центре Москвы был снят новый офис за 172,5 тысячи рублей в месяц, штат работников увеличился за счет коммерческих сотрудников (наняты секретарь, фандрайзер, исполнительный директор и новый главный бухгалтер), «траты на юридические услуги почти сравнялись с медицинскими», а зарплата руководителя заметно выросла: «если доктор Лиза платила себе самой 30 тысяч рублей, то у новой главы фонда доход 173 тысячи». Телеканал также приводит сканы внутренних документов (в частности, копию штатного расписания) и утверждает, что в планах нового руководителя — построить больницу для бедных, в которой бедным выделят лишь 30 койко-мест из 150.

Варвара Бабицкая, Глеб Морев, Мария Степанова: «Отличная журналистская проза, сенсационные, без дураков, расследования и описания: сексуальной экономики Москвы, жизни в Беслане четыре месяца спустя, истории пострадавшего за МБХ отца Сергия. Автор служит редактором отдела спецпроектов русской версии журнала GQ и, по сути, оправдывает своими текстами ее существование»[59].

«Медуза» обратилась за комментариями непосредственно к президенту «Справедливой помощи» Ксении Соколовой и члену правления организации Наталье Авиловой.

Наталья Авилова сначала согласилась ответить на вопросы «Медузы» в письменном виде, однако впоследствии не ответила ни на один. Как она объяснила, многие данные, опубликованные в материале РЕН-ТВ, ей неизвестны — и она не может их комментировать. «Я действительно изучила доступные мне как члену правления документы о деятельности „Справедливой помощи“, в том числе финансовой, — написала Авилова „Медузе“. — Все свои вопросы я оформила в обращении и передала его в ноябре членам нашей организации, руководству и главе попечительского совета с просьбой дать ответы и рекомендации. В январе должно состояться общее собрание, на котором, я надеюсь, нам предоставят ответы и ознакомятся с документами. До этого момента обсуждать что-то в публичном пространстве бессмысленно».

Маша Гессен в программе «Школа злословия» на канале НТВ: «Есть темы, которые теперь уже могут появиться только в глянце и не могут появиться в газетах. Прекрасные репортажи о Беслане публиковались и в журнале Esquire, правда, там был переводной материал, и в журнале GQ, где он был родной, и это один из лучших репортажей, которые мне просто приходилось читать. Мне кажется, что такого рода репортаж, с таким количеством жизни, пота и крови, которое было в этом тексте, ни в одной российской газете появиться бы не мог»[60].

«На мой взгляд, поддержка сильными слабых — самая эффективная стратегия сохранения вида. Принято считать, что все иначе и выживает сильнейший. Но по большому счету это не так. Я не могу это предметно доказать, но сама очень четко чувствую».

Инициативная группа обратилась к мэру Москвы с просьбой увековечить память Бориса Немцова «Мы считаем крайне несправедливой ситуацию, при которой память Бориса Немцова, внесшего огромный вклад в становление и развитие новой России, спустя три года после его убийства увековечена не в Москве»…

Ксения Соколова биография личная жизнь фото подробности. Подробные данные на 16.02.2018 г.

Ксения Янисовна Соколова (род. 5 апреля 1971, Москва) — российский журналист и публицист. Обозреватель и заместитель главного редактора российской версии журнала GQ (2003—2012), обозреватель и заместитель главреда проекта «Сноб» (2012—2016), вице-президент медиа-группы «ЖиВи!» (2012—2016). В 2016 году баллотировалась в Госдуму от «Партии Роста». С августа 2016 года — главный редактор российской версии журнала Esquire[1][2]. В феврале 2017 года была избрана президентом благотворительного фонда «Справедливая помощь» вместо погибшей в 2016 году в авиакатастрофе Елизаветы Глинки, известной как Доктор Лиза[3].

Демократическая желтизна Участники этой мутной «демократической» волны не дают себе отчета в том, что качество её совершенно шариковского свойства вне зависимости от направления движения. И никакой «протест против власти» не оправдывает её хамского содержания

— Это либо идиоты, либо озлобленные, либо больные люди. Но меня эта реакция не удивила. Я наблюдала такое в 2014 году. Лизу травили за то, что она начала вывозить больных и раненых детей из Донбасса. Читать то, что о ней писали, было невыносимо. Но когда увидела, кто это делает, перестала удивляться.

Журналист Ксения Соколова творческий путь. Подробные данные на 16.02.2018 г.

«Журналистика — возрастная профессия. По‑моему, быть репортером, записывать интервью можно до определенного возраста, а потому это должно перейти во что-то другое. Для меня журналистская история закончилась, и это нормально».

Истории у нас нет! Напишем нашу историю! Лживая концепция истории России, помноженная на утаивание и искажение важнейших фактов прошлого, возведенная в степень переписывания узловых исторических событий, уничтожает подлинную историю…

Подпишитесь на канал Россия24:
«Мне показалось это странным в XXI веке». Президент благотворительного фонда «Справедливая помощь» Ксения Соколова про российскую военную авиацию. Точнее, про то, что на борту военных самолетов нет туалетов.

Последние новости России и мира, политика, экономика, бизнес, курсы валют, культура, технологии, спорт, интервью, специальные репортажи, происшествия и многое другое.

Официальный YouTube канал ВГТРК.
Россия 24 — это единственный российский информационный канал, вещающий 24 часа в сутки. Мировые новости и новости регионов России. Экономическая аналитика и интервью с влиятельнейшими персонами.

Смотрите также:
Новости в прямом эфире —
Международное обозрение —
Специальный репортаж —
Интервью —
Реплика —
Факты —
Мнение —
Агитпроп —
Россия и мир в цифрах —
Вести в субботу с Брилевым —
Вести недели с Киселевым —
Специальный корреспондент —
Воскресный вечер с Соловьевым —

Было интересно попробовать себя в политике. Но судьба распорядилась иначе. Меньше всего я ожидала, что возглавлю благотворительный фонд, тем более «Справедливую помощь» Елизаветы Глинки. Лиза была моей близкой подругой, мы были знакомы почти 10 лет. Мое согласие возглавить фонд — дань этой дружбе. После того, как Лизы не стало, ее супруг и сотрудники обратились ко мне с этим предложением. Я Лизе помогала, но то, что окажусь на ее месте в качестве руководителя фонда, — мне в голову не могло прийти.

Когда ко мне с этим предложением пришли, моей первой реакцией было: «Вы что с ума сошли?!» А вторая реакция: «Для Лизы я сделаю всё».

Пилоты Ан-148 перед крушением так и не смогли выяснить, почему на датчиках скорости появились искажённые данные По словам источника, столкнувшись с разными показателями скорости на дисплеях, пилоты ругались, пока лайнер не врезался в землю…

Ксения Соколова видео информация. Свежий материал на 16.02.2018 г.